Приветствую всех, кто заглянул на мой сайт!

Шайдукова Лейла Казбековна – доктор медицинских наук, профессор, врач-психиатр, нарколог, детский психиатр, психотерапевт. Заслуженный врач Республики Татарстан.

Место работы - Казанский Государственный Медицинский Университет. Почему мой сайт называется “blackside” – в разделе  “О себе

«Роль стигматизации в возникновении депрессивных нарушений у одиноких женщин, злоупотребляющих алкоголем»- Российский психиатричесчкий журнал- 2013 — №2.

Российский психиатрический журнал. — №2 – 2013 – с.58-63

Л.К. Шайдукова, Г.А. Гареева

Роль стигматизации в возникновении депрессивных нарушений у одиноких женщин, злоупотребляющих алкоголем.

ГБОУ ВПО «Казанский государственный медицинский университет» Минздрава России

Kazan State Medical University

Клинико-психологическим и экспериментально-психологическим методами были исследованы одинокие женщины, злоупотребляющие алкоголем. Были выявлены депрессивные расстройства, неоднородные по клинике, в возникновении которых немалую роль играл фактор стигматизации.

Ключевые слова: женский алкоголизм, одиночество, депрессивные расстройства, стигматизация.

Прочитать остальную часть записи »

Из монографии «ЖЕНСКИЙ И СУПРУЖЕСКИЙ АЛКОГОЛИЗМ» АНАЛИТИЧЕСКИЙ ОБЗОР ПРОБЛЕМ СУПРУЖЕСКОГО АЛКОГОЛИЗМА

На протяжении последних четырех десятилетий на страницах научной литературы обсуждается тема алкоголизма в семье. Интерес к проблеме алкоголизма и супружества не случаен – он обусловлен пониманием роли супружеского партнера в формировании и прогнозе алкоголизма у обследованных пробандов, расширением возможности семейной психотерапии (63; 19) Прочитать остальную часть записи »

Фотогалерея городов мира: КАЗАНЬ

Фотогалерея городов мира: БУДАПЕШТ

ИНТЕРНЕТ-КОНФЕРЕНЦИЯ СТАЛИН: 60 ЛЕТ ПОСЛЕ СМЕРТИ. (Фрагмент)

 (Фрагмент)image001

.

 

 

 

 

 

Лейла Шайдукова

Сегодня, по прошествии  60 лет после смерти человека, который держал под гипнозом целую страну,  необходимо дать профессиональную оценку особенностей его психики. (Раньше, психиатр Бехтерев пытался это сделать, но был отравлен).

Сталин — не Нерон и даже не Калигула. Он — паранойяльный (параноидный) психопат со всеми вытекающими отсюда симптомами и их последствиями. Черты характера Вождя найдете в классификации болезней 10-го пересмотра. Можно ли с ним работать? Психиатру — да, но безрезультатно Прочитать остальную часть записи »

Тема: «БЫВШИХ ШПИОНОВ НЕ БЫВАЕТ» ФРАГМЕНТ 3

Перед Дмитрием Борисовичем лежала кипа бумаг:  отчеты о круглосуточном наблюдении, длинные полоски мультисъемок, списки телефонных звонков – сотовых и домашних (первые получены до смешного легко, за вторые пришлось немного раскошелиться), видеоматериалы из подъезда и квартиры  (для их установления  послали «газовщика» с проверкой утечки газа), отдельно – прослушка. Он внимательно все просмотрел и покачал головой – полвека  назад подобное было доступно лишь шпионам  (Дмитрий Борисович давно осознал, что никакой он не разведчик, а шпион, нарушающий законы чужой страны и совершающий преступления против личности и государства; шпион опытный, матерый и неуловимый).

Он еще раз взглянул на фотографии. Да, техника слежения шагнула далеко вперед. Раньше это было уделом специалистов, профессионалов, а сейчас можно поставить машину напротив окон и слушать вдоволь чужие  разговоры – подпольный рынок поставляет любую аппаратуру для слежки, вопрос только в цене.

Положив материалы на стол, Дмитрий Борисович вздохнул: пока ничего примечательного – встречи, беседы, вечеринки. Он даже проституток не оставляет на ночь! Две из них, дебелые, откормленные – отражение друг друга – резвились на ковре, изображая домашний стриптиз и изгибаясь от наигранной страсти. В целом, неплохо для профессионалок. Только типаж избитый: большая грудь (силикон), пухлые губы (ботекс), белоснежные зубы (импланты), смуглая кожа (солярий или автозагар), ослепительно голубые глаза (линзы), нарощенные волосы, такие же нарощенные ногти (акрил) и ресницы (шелк) – одни протезы. Искусственно созданная женщина – торжество транссексуальных технологий. И чувства тоже искусственные, те, что востребованы на рынке сексуальных услуг.

 

Интересно, цены там выше, чем те, что дерут детективные агентства? От природы скуповатый, Дмитрий Борисович поджал губы. Столько денег утекло, а результатов не видно. Будто в ответ его мыслям зазвонил сотовый (он был приобретен на имя одного бомжа, так, на всякий случай). В трубке послышался голос его оплаченного агента:

– Дмитрий Борисович! Здравствуйте!

– Приветствую.

– Наконец-то я  кое-что накопал. Пора произнести сакраментальную фразу: «Это должно Вас заинтересовать».

– Мы не герои сериала. Выкладывайте.

– Лучше покажу. Там такая любовь! Мы долго не могли зафиксировать встречи – они происходили в гостинице. Пришлось подкупить обслугу, а это дополнительные затраты.

– Если материал стоящий, я заплачу.

– Оно того стоит! Целый месяц слежки, и вот наконец-то попался!

– У Вас профессиональная деформация личности – «симптом гончего пса», – пробурчал Дмитрий Борисович и назначил время встречи.

 

Он едва дождался детектива (эти несносные пробки!), а, увидев его на пороге квартиры, тут же выхватил материалы. Так, отчеты, ворох ненужных бумаг, фотографии. Нашел! Да, парень прав – «оно того стоит».

– А главное – вот это! – услышал Дмитрий Борисович. Перед его глазами появился торжествующе сжатый кулак.

– Что же, покажите, – сухо обронил старик, – только не в коридоре. Судя по фото, меня ждет сексуальное откровение.

Агент залез в глубины своего необъятного пиджака и вытащил карманный компьютер.  («Как фокусник», — заметил про себя Дмитрий Борисович, рассматривая планшет, названия которого он не знал, да и знать не хотел). На экране неверно замерцали кадры видеосъемки. Посмотрев их, мужчины некоторое время сидели молча. Наконец, старик взглянул на молодого и кивнул головой:

– Пойдет, – сказал он отрывисто, но, увидев обрадованное лицо парня, смягчился. – Неплохая работа.

После ухода необычного посетителя Дмитрий Борисович задумчиво взял документы – убедительные свидетельства чужого порока. Получить-то он их получил, но что с ними делать дальше?!

Тема: «БЫВШИХ ШПИОНОВ НЕ БЫВАЕТ» ФРАГМЕНТ 2

Дмитрий Борисович засыпал рано – давняя привычка, приобретенная еще в юности. Впрочем, и просыпался засветло. В странах, куда его посылали, квартиры снимались с одним условием: окна кухни должны выходить на восток. Он любил встречать рассвет с чашечкой кофе в руках, канцелярским набором на столе и с уверенностью, что именно шифровки и донесения – эти утренние творения – и являются самыми ценными, значимыми и достойными настоящего мужчины. Его работа казалась ему наиболее важной. В сравнении с ней любая другая была обычной обывательской рутиной.

С опасностью можно свыкнуться, но не замечать ее – большая ошибка. Это он уяснил, еще будучи наивным юнцом в начале тридцать седьмого, к концу года от былой восторженности не осталось и следа. Училище и война основательно развеяли романтику молодости. Свое тридцатилетие он встретил на Балканах – там были проблемы. Дмитрий Борисович раздваивался: одна его часть – смелая и отважная – служила родине, усиливая ее могущество; другая – подлая и низкая – прислуживала вождю, подпитывая его паранойю. Вообще-то он знал, что герой, но именно это обстоятельство надо было скрывать, слившись с толпой неприметных людей в хороших костюмах.

Он стал незаметен, стараясь не выделяться ни внешностью, ни поведением, ни привычками, работая над деталями (а именно они и выдают): выражением лица, жестами, невольными реакциями – и, добиваясь того, что даже после многократных встреч было невозможно составить его портрета. Он стер в себе личность, загнал ее глубоко внутрь, повторяя за собеседниками их движения, позы, эмоции (позже это назовут «отзеркаливанием», но Дмитрий Борисович таких слов не знал и делал все по наитию, глубокой профессиональной интуиции).

И все же однажды его отозвали назад. Он ломал голову над причинами и внутренне готовился к аресту. Сбежать не было никакой возможности, так как дома оставались мать и сестра. Вернувшись в московскую квартиру, он каждую ночь прислушивался к уличным звукам, стараясь не пропустить шуршание шин по гравию дворовой площадки. Тот стук он узнал сразу – сам не раз стучал в чужие двери, когда начинал работать в органах, довольный тем, что ему поручили важное дело – стучать. Он соскочил с кровати, разбудил мать с сестрой и тихо сказал: «Повяжите вокруг пояса чернобурки, будет обыск, заберут все. Если вас после меня не арестуют, то продадите – на первое время хватит».

Его забрали, продержали ночь, потом отпустили. О чем с ним тогда беседовали, он не рассказывал никому. Остальные полвека своей жизни Дмитрий Борисович прожил без иллюзий, из всех своих черт характера сохранив лишь необходимые – осторожность, терпение и расчет. Смерть жены во время родов окончательно лишила его веры в справедливость на этой земле, сделав циником и мудрецом («Бог забирает к себе избранных» – пусть рассказывают это простакам и глупцам!).

Родившуюся дочь назвал Роксаной, отдав на воспитание матери. Девочка стала смыслом его существования. Он помнил, как малюткой она деловито возилась, подметая животом пол и отыскивая давно затерянные вещи, а потом, счастливая, приносила их в зубах; как, уходя из дома, он оставил ее ползующей на четвереньках, а, вернувшись, встретил стоящей у рояля – поза была такой, будто она это умела всегда. В другой его приезд дочь уже выросла до нарядных платьев с  клетчатым фартучком – аккуратная и чистоплотная маленькая «мамзель». Такой же прибрано-ухоженной, но уже в белом фартуке Роксана пошла в школу. (Где он тогда работал – в Албании? Нет, в Ливии – Каддафи всегда был непредсказуем!). К тому времени он получил неплохой статус советника при посольстве.

Как же он был счастлив, когда дочь приезжала к нему на летние каникулы! В персонале нужды не было, в учителях тоже. Девочка быстро впитала английский и арабский языки, освоила навыки хорошей хозяйки, научившись обращаться с прислугой.

В институт поступила легко, ему даже вмешиваться не пришлось, а там еще два языка, всего – четыре. Роксана стала образованной женщиной, компетентной в юридических вопросах (тогда существовала специальность –»юрист внешней торговли»). Ничего не пригодилось в браке. Четверть века служения мужу, его карьере, его деньгам. Было бы несправедливо, если бы все состояние досталось любовнице! Дмитрий Борисович не мог этого допустить.

Мужчины сходят с ума, когда в свои закатные годы встречают  «сочных телок» (именно так он  оценил девицу во время своей беседы. Самоуверенная до наглости, алчная и расчетливая, а, в общем-то недалекая, она пыталась его шантажировать и даже запугивать, говоря о сыне Роксаны, намекая на его карьеру в Англии (интересно, откуда все разузнала?). И как последний козырь выложила о своей беременности. Было ясно, что с такой пираньей договориться не получится. Что же, тем хуже для нее, решил он и сделал то, что делал не раз. Взрыв самолета с зятем на борту поставил точку в затянувшейся истории.

Дмитрий Борисович до сих пор с удовлетворением вспоминает об этой операции – задуманное было выполнено чисто, без помарок и что отрадно, с пользой для дочери. Все ее таланты, приобретенные знания нашли применение в семейном бизнесе. Прав был сумасшедший вождь: «незаменимых людей нет».

И вот как награда – правнук. Теплый комочек живой плоти, срыгивающий материнское молоко, облегченно исторгающий неведомые газы (откуда эта «газовая атака», которая буквально распирала маленькое тельце?) – потешный и беспомощный. Каждое утро Дмитрий Борисович отправлялся к Вадиму домой, часами просиживая с его женой, няней и своей сестрой (она была совсем молода – чуть больше семидесяти!), боясь пропустить что-то главное, упустить нечто важное, чего завтра уже не будет. Бутуз таращился на него своими водянисто-синими глазами, бессмысленно улыбался в пространство и счастливо вздыхал, когда удавалось выжать из себя гороховую кашицу. Дмитрий Борисович, подозрительно рассматривая испачканные памперсы, поводил носом от исходящего  амбрэ и отдавал распоряжения, очень дельные как ему казалось, но женщины лишь кивали головами, делая все по-своему.

Так, в сливочно-пенном раю проходило утро, где каждый был уверен, что только он знает, как  правильно растить ребенка. Иногда к ним присоединялась Роксана, но редко, урывками, всегда куда-то спешащая и чем-то озабоченная. Было ясно, что всю материнскую энергию она отдала сыну, а сейчас открыла какую-то новую страничку своей жизни, о которой Дмитрий Борисович ничего не знал.

Начало апреля удивило теплыми ветрами, особой прозрачностью весеннего света – он пронизывал оголенные деревья, создавая зыбкие причудливые литографии. В квартире было душно и натоплено. Дмитрий Борисович открыл форточки, впустив вечерний сумрак, (не признавал он искусственного воздуха кондиционеров, развешанных Роксаной в каждой комнате!), посыпал в кормушки семечек. Тут же подлетели прикормленные за долгие годы сизые птицы и, не обращая на него внимания, начали клевать. Старик задумчиво посмотрел на темнеющую полоску реки, потом коротко вздохнул, не спеша открыл тоненькую книжечку.

 

 

«Снег апрельский быстро тает,

Превращаясь в грязь и лужи.

       Я печально дни листаю,

       Отнимая их у стужи».

Он взглянул на фотографию автора – печальная, тоскующая, нежная.

«Поздним утром, просыпаясь,

Расстаюсь опять с надеждой

Грустно  снегу улыбаюсь,

Что кружится как и прежде».

Она определенно талантлива – эта одинокая грустная женщина!

«На дорогу он ложится,

Хоть страстная уж неделя

Неужели мне не снится

Моя жизнь в конце апреля».

 

«Гениальность творца кроется в том, что за каждой строчкой видишь и ощущаешь себя», – подумал Дмитрий Борисович, перелистывая сборник.

       «Лбом прильнувшая к окну,

Вглядываясь в ночь

Я пожалуй не усну,

Ожидая дочь».

       Кстати, о дочери, надо позвонить – что-то с ней происходит, этот лихорадочный взгляд…

Старик набрал номер телефона, в ту же секунду послышался хриплый голос Роксаны.

— Папа! Ты еще не спишь? Вроде бы твое время уже пришло.

— Детка, не путай, я не твой внук, которому положено спать, – назидательно ответил Дмитрий Борисович, ничуть не обидевшись.

— Прости, – хмыкнула дочь, – не то сказала. Просто ты такой консервативный, устойчивый и…

— Предсказуемый? – усмехнулся он. – Что же, в моем возрасте резкие перепады вредны.

— В моем, вероятно, тоже, – тихо произнесла дочь.

Что-то в ее голосе насторожило Дмитрия Борисовича, еще непонятная порывистость, неизвестно откуда взявшаяся скрытность. Не нравилось ему все это. Однажды такое уже было. Тогда появился юный герой, Руслан, кажется. Он знал подобную категорию жиголо – через постель сделают любую карьеру! Мало того, что дочь с помощью своего покойного мужа выбила для молокососа депутатский статус, но еще ему, Дмитрию Борисовичу, опытному человеку, бывшему разведчику, пришлось откупаться. Все из-за снимков –сопляк наделал их целую кучу. Конечно, можно было и не платить, он бы никому не показал, особенно после поучительного взрыва самолета (фрагмент темы: «так будет с каждым, кто встанет на моем пути! «), но Дмитрий Борисович решил не рисковать. Роксане он ничего не рассказал. И вот снова – тот же ускользающий взгляд, та же взбудораженность и уклончивость вперемежку  с упрямством. Как бы она опять чего не натворила.

— Я сейчас к тебе приеду, – решительно сказал старик.

— Не стоит, уже поздно, – вяло отреагировала дочь.

— Стоит, – твердо поставил он точку и отключил трубку.

Дом Роксаны был совсем близко, поэтому Дмитрий Борисович пошел пешком. Он всегда любил этот город – и в детстве, и в юности, а особенно в старости. Живя за границей, он вспоминал помпезное метро, пафосные высотки, но больше всего – бывшую коммуналку на проспекте Мира. Место, где росла его драгоценная дочурка.

                    

Иногда ностальгия была столь сильна, что он просил привезти ему «русский набор» – водки, ржаных сухарей из бородинского хлеба и побольше кильки. Он смог сохранить любовь к родине несмотря на постоянный страх быть ею уничтоженным. Говорят, Москва изменилась, что же, это верно, а разве не изменился Лондон или Париж с их новой сумасшедшей архитектурой? Все меняется – и в центре, внутри кольца, и за его пределами. Вначале кольцо было малым – вокруг Кремля, потом расширилась до Садового, потом до Московской кольцевой дороги, а сейчас…

За поворотом показался дом дочери. Дмитрий Борисович вошел в подъезд, мимоходом кивнув старой привратнице, нажал на кнопку лифта. Створки дверей бесшумно раскрылись (прежние, резные, кованые, нравились ему больше; конечно, они гремели, но в этом была своя прелесть).

Роксана стояла на площадке и курила. В левой руке она сжимала мобильный телефон. Дорогая косметика, приятный запах духов, со вкусом подобранная одежда. И только горестно-напряженный, почти затравленный взгляд выдавал ее состояние. Она смотрела на него из потемневших запавших глазниц, и ее лицо напоминало маску индейца – обветренное, враз осунувшееся.

— Ты же обещала больше не курить, – мягко сказал Дмитрий Борисович, отбирая у нее сигарету.

— О, папа! – произнесла она, обвила как в детстве его шею руками и тихо заплакала.

 

 

 

 

 

 

 

»

Тема «БЫВШИХ ШПИОНОВ НЕ БЫВАЕТ» из «Библиотеки психоаналитического рассказа».ФРАГМЕНТ 1.

Библиотека психоаналитического рассказа

«БЕЗУМИЕ»

ФРАГМЕНТ 1 («Древний род»)

На Москву опустился первый снег. Крупный, мокрый, рыхловатый, вчерашний дождь, по пути передумавший им быть, но еще не уверенный в своем выборе, он ложился на автомагистрали, пешеходные дороги и тут же таял, образуя слякотную жижу, но на палисадниках, тихих местечках, куда в это воскресное утро еще не добрались жители города, он лежал благостным, серовато-белым налетом. Дом на набережной, один из немногих сохраненных домов сталинской эпохи, уныло смотрел своими вытянутыми окнами на грязноватую полосу реки, как делал это не один десяток лет. Что он помнил – грузный, величественный и старомодный – одному богу известно. В его стенах по непонятному стечению обстоятельств происходило больше драматических, а порой и трагических событий, может, поэтому временами он приобретал вид угрожающий и зловещий. Прочитать остальную часть записи »

ИСТЕРИЧЕСКИЕ ДЕПРИВАЦИОННЫЕ МАНИПУЛЯЦИИ:МЕХАНИЗМЫ, ФЕНОМЕНОЛОГИЯ, КОРРЕКЦИЯ

«ИСТЕРИЧЕСКИЕ ДЕПРИВАЦИОННЫЕ МАНИПУЛЯЦИИ:МЕХАНИЗМЫ, ФЕНОМЕНОЛОГИЯ, КОРРЕКЦИЯ»
(«Неврологический вестник, 2013, №1)

Реферат. Описана феноменология депривационного ма-нипулятивного поведения при истерических расстройствах различного генеза, выявлены механизмы, дано теоретическое обоснование их возникновения. Выделены пищевые, сексуальные, коммуникативные, семейно-ролевые, социаль-норолевые, витальные манипуляции как патологическая форма межличностной адаптации и дополнительный маркер истерических нарушений. Предложены дифференцированные методы коррекции различных вариантов истерических манипуляций. Прочитать остальную часть записи »

Дневник

«Библиотека психоаналитического рассказа»

«ОТКРЫВАЯ МАТРЕШКУ»

Дневник

Ох, какая она была красивая! Толстая коса ниже пояса, отливающая бронзой, огромные темные глаза, ясный взгляд, зажигающая улыбка. А как прямо ходила! Даже в старости не сгибала спины. Тридцать лет как один день с любимой женщиной. Каждое прикосновение – счастье, каждый взгляд – подарок. Говорят, со временем чувства притупляются, может быть, все может быть. Мой друг как-то сказал: «Больше двух раз с женщиной встречаться не могу, начинаю скучать, нет интереса. Два свидания – и уже надоела». Так и существует – от свидания к свиданию! У меня же все по-другому. Впервые, увидев Марьям, я ощутил небывалое чувство, которое иначе, как наплывом счастья не назовешь. Тридцать лет наваждения, и это после первой встречи! Ее я помню отчетливо, будто все происходило вчерашним утром. Удивительная штука – эта память! Многие события стерлись с ее усталых страниц, многие даты выпали, затерялись, канули в безвременье. Прочитать остальную часть записи »

ПЕСНИ МОИХ ДРУЗЕЙ

«ПЕСНИ МОИХ ДРУЗЕЙ» — Nelya and Rustem.
 

«ЛЮБОВЬ СЕМЕНА ФАЙТЕНА» — интернет-сборник стихов (посмертный)

ЛЮБОВЬ СЕМЕНА ФАЙТЕНА

Удивительный был вечер,
Твои губы, мои плечи.
Полумрак, бокал вина…
В чём, скажи, моя вина?
Поцелуи до рассвета,
Разговор про то и это.
Я не враг тебе, поверь,
Ночь прошла, закрылась дверь.
Ожидают новой встречи,
Твои губы, мои плечи. Прочитать остальную часть записи »

Янтарные бусы

Библиотека психоаналитического рассказа
«Открывая матрешку»

Янтарные бусы.

Над Москвой громыхала гроза. Свежая листва отражалась в огромных лужах, по которым проносились автомобили, образуя каскады фонтанов. Улыбки любимых киноактеров с рекламных щитов казались ещё задорнее на фоне бегущих пешеходов. Пышногрудая крашенная блондинка, продающая мороженое, ещё недавно распаренная от предгрозовой духоты, слишком поздно поняла опасность и, спохватившись, суматошно покатила серебристые эскимо под навес кacc зоопарка. Перекрывая гудки машин и дребезжание трамвая, неспешно взбиравшегося на гору Большой Грузинской, зазвучал трубный зов слона. Ничто не омрачало первого июньского дня тысяча девятьсот шестьдесят девятого года. Прочитать остальную часть записи »

Виды Казани 1886-1915 годов (из домашнего архива)

ИЛЛЮСТРИРОВАННЫЕ «ЗАМЕТКИ»

О ПСИХИАТРИИ И НАРКОЛОГИИ

ЗАМЕТКИ В ЭЛ. ДНЕВНИКЕ

Психиатры в России — самые счастливые люди: они знают свой контингент и что с ним делать. На рабочем месте все просто и односложно — вот врач, а вот его пациент. Конечно, и у врачей есть свои особенности (и даже у профессоров), но они вполне компенсированы. Причина банальна, и заключается в том, что специалист нивелирует свои характерологические «угловатости» на работе, иногда с помощью своих пациентов. Ну не уживаются в одном пространстве две патологии, кому-то надо уступить. Конечно, это врач, иначе ни денег, ни работы, ни самоуважения. Выходя за пределы больницы, доктора удивляются: столько психически нездоровых людей, которые «не дошли» до дверей лечебницы!

Прочитать остальную часть записи »

ПСИХОТЕРАПИЯ АЛКОГОЛЬНОЙ И НАРКОТИЧЕСКОЙ ЗАВИСИМОСТИ: ПУТЬ К «ГЕДОНИСТИЧЕСКОМУ АЛЬТРУИЗМУ»(НАРКОЛОГИЯ, 2011, №4)

Титульная страница

Психотерапия зависимостей

Я НЕ ЖИВУ – Я ВЫЖИВАЮ

Библиотека психоаналитического рассказа

Я НЕ ЖИВУ – Я ВЫЖИВАЮ

( Из сборника «Борделяйн»)

Весна за диспансерными окнами выдалась жаркая. Ещё только начало мая, а уже цветет сирень. Тюльпаны, такие привычные для этой поры, завяли, поблекли и выглядят травянистым мусором на подсохшем черноземье клумб, зато сирень с одуряющим ароматом пышно разрослась вдоль железного забора, подступив к окнам больницы. Впрочем, мне не до лирики. Вот уже третья неделя, как я добровольно заточил себя в палату с нарядными свежевыкрашенными ажурными решётками. Вокруг снуют больные, кто на завтрак, кто на процедуры. В основном, маются от безделья. Сажусь на широкий подоконник. С нашего пятого этажа видно всё, что происходит за распахнутыми окнами городской больницы, стоящей прямо напротив.    Прочитать остальную часть записи »

РАНЬШЕ И СЕЙЧАС

На ТВ идут фильмы о прошлом — сталинском, хрущевском и брежневском времени. Многих моих современников охватила ностальгия, поэтому я решила завести новую рубрику в своем «микроблоге» – «РАНЬШЕ И СЕЙЧАС». Итак, сравнения. Прочитать остальную часть записи »

ЛУЧШАЯ

Библиотека психоаналитического рассказа.

Из сборника «Перевертыши»                           

 ПЛЯЖНЫЕ  ИСТОРИИ

  ЛУЧШАЯ

До отъезда оставалось совсем немного, точнее, два дня. Уехала томная Марьяна – тайно, ночью, не соизволив даже попрощаться; отбыли скандальные супруги с няней и ребенком, переколотив напоследок содержание бара; и только тихая Валентина, одинокая женщина средних лет, упорно доживала положенные две недели.

     Зиля окинула взглядом огромную столовую: что и говорить –  класс! Пять звезд отеля были видны в бесшумном обслуживании молодых официантов – рослых, красивых, с быстрыми белозубыми улыбками на смуглых лицах; в сиянии  накрахмаленных скатертей, в качестве вина – настоящего сухого вина, а не пойла, которым любят потчевать в Египте. (Арабы! От рождения равнодушные к алкоголю, они совершенно не разбираются в приятной терпкости гранатово-красного напитка, ледяной сухости белого, нежной  сладости десертного). Прочитать остальную часть записи »

Счастливая пара

 Библиотека психоаналитического рассказа.

Из сборника «Перевертыши»

 ПЛЯЖНЫЕ  ИСТОРИИ

 Счастливая пара

С самого утра настроение было испорчено. Вначале сломался ноготь, любовно наращенный перед отъездом, — он  был уникальным по дизайну, филигранным по исполнению и новаторским по задумке. Эльзе он обошелся в двести баксов, вернее, так стоили все десять ногтей, но с потерей одного шик превращался в фарс. (Ее дизайнер по ногтям находился  далеко в Москве, выходило, что к Новому Году, да еще в Египте, восстанавливать рисунок было некому).

        Потом  оказалось, что муж не ночевал в номере. Эльза вошла в соседнюю комнату, где мирно спали нянька с  малышкой, и не нашла там  своего благоверного. Чтобы успокоиться, она стала разбирать кожаный кофр (назвать это виттоновское изделие чемоданом, не поворачивался язык – оно требовало более уважительного к себе отношения). Новогоднее платье  отсутствовало.  Чем только не был  набит этот гребаный чемодан  — да-да, чемодан, безвкусный саквояж, дорогостоящая авоська, крапчатый баул! — и только нужного для сегодняшней ночи наряда не оказалось среди горы вещей. Прочитать остальную часть записи »

МАРЬЯНА

Библиотека психоаналитического рассказа.

 Из сборника «Перевертыши»                            

 ПЛЯЖНЫЕ  ИСТОРИИ

 МАРЬЯНА

Этот     день начался с резкого ветра. Он дул со стороны залива, который покрылся морщинистой рябью вдали и белыми катушками на побережье. Лишь несколько купальщиков отчаянно бились в волнах около мола, наверстывая пропущенные в экскурсиях дни, да пара дайвингистов-фанатов ныряла в глубины Красного моря в поисках необыкновенных ощущений.

    — Люблю я все-таки русских туристов, — послышалось справа.

     Зиля повернула голову и увидела свою соседку по отелю – ее номер находился напротив.

    — Бесшабашные, иногда дурные, но понятные. Не то, что англичане! Целыми днями  сидят около бассейна с книжками. Ладно бы на солнце, так нет – в тени! По вечерам собираются в отельном баре, наливаются дармовым пивом и разыгрывают пульку. И так каждый день. Отдых называется! Прочитать остальную часть записи »

РЫНОК УСЛУГ

Библиотека психоаналитического рассказа

ПЛЯЖЫЕ  ИСТОРИИ

 РЫНОК УСЛУГ

Солнце над Салониками вставало рано. Город просыпался по условным знакам светящейся  утренними бликами Белой Башни, утробным звукам портовых танкеров, шуму захлопывающихся дверей ночных борделей. Пронзительная голубизна средиземноморского неба контрастировала с тяжелой синевой вод, и только чайки бесцеремонно нарушали границы двух пространств.

      Гуляя   по утренней набережной города, Зиля   задавала себе вопрос: сколько ее коллег согласится вставать на рассвете в чужом городе, встречая первые лучи солнца? Единицы. Так же, как загорать на городском пляже, ездить на верхней полке плацкарта, наблюдать за гастербайтерами в транспорте, разговаривать «за жизнь» с водителями попуток, выслушивать дворовых тетушек, копаться в запойном прошлом слесаря-водопроводчика. Вероятно, такие истории были ей нужны, как диггеру – подземелье, журналисту – катастрофы, а  контрактнику – война. Прочитать остальную часть записи »

ГОРОДА ИСПАНИИ — САН-СЕБАСТЬЯН

ГОРОДА ИСПАНИИ — БИЛЬБАО

ГОРОДА ИСПАНИИ — ТОЛЕДО

ГОРОДА ИСПАНИИ — САРАГОСА

ГОРОДА ИСПАНИИ — МАДРИД

ОСОБЕННОСТИ РЕАБИЛИТАЦИИ НАРКОЗАВИСИМЫХ В СОВРЕМЕННОМ СОЦИАЛЬНО-РЕАБИЛИТАЦИОННОМ ЦЕНТРЕ

Презентация авторского доклада на конгрессе по психиатрии 13-15 сентября в г. Казани

Прочитать остальную часть записи »

БАРСЕЛОНА

 

 

Вена